ВРЕМЯ, ПОТРАЧЕННОЕ НА ВСПЛЕСК

Позвольте представить вам художника тонкой, деликатной силы. Художника, повлиявшего на искусство ХХ века никак не меньше своих коллег, творивших и ломавших устои в самом его начале. Имя художника Дэвид Хокни (David Hockney).


Хокни родился 9 июля 1937 года в городе Брэдфорде. Пишут, что родился он в пуританской семье. Пишут, что ему повезло с отцом, который поддерживал юного Дэвида в творческих начинаниях. Ему же приписывают прекрасную фразу: "Не важно, что скажут соседи". Тот еще революционер!

Дэвид растет. Рисует, посещает драматический кружок. В 1953 году Дэвид поступает в местную художественную школу. Ему 16 лет. Проучившись четыре года, он попадает на гражданскую службу в госпиталь. Затем, к нашей радости, отправляется учиться в Королевский колледж искусств в Лондон. В Ливерпуле уже родились Beatles, но лондонским молодым художникам кажется, что все самое модное и передовое происходит за океаном. В Америке. Куда Дэвид отправляется в 1960-м. Сам он это событие связывает с посещением выставки Пикассо и глубинным пересмотром своих взглядов на искусство. И вот он в Нью-Йорке. Встречает короля поп-арта Энди. Вливается в ритм бесконечных вечеринок и создает серию из 16 гравюр, озаглавленную "Похождение повесы в Нью-Йорке". Гравюры были выставлены и имели успех у публики. Дэвиду заказывают театральные декорации к постановке оперы Стравинского. Но вот мы подходим к главному событию в жизни Дэвида. Его знакомству с Лос-Анджелесом. С калифорнийской природой. И рождением серии картин, за которые мы так любим Хокни. Солнце и бассейны. Голые мужчины и стриженые газоны. Динамика в неподвижном. Дэвид создает самые известные свои работы. В том числе, "Всплеск". Потом он будет говорить, что подходил к этой работе как философ, как исследователь, вспомнит про Леонардо. Назовет время, потраченное на всплеск. Две недели на двухсекундный всплеск. Но мы славим его за ощущение счастья. За сиюминутность. За эстетство эстетического жеста. Славим его за политые газоны. За гимн внутренней динамике в неподвижном квадрате. А голые мужчины в бассейнах лишь добавляют калифорнийности ощущениям.


В 1968 году родина вспоминает о нем. Открывается выставка. В нем признают мастера. Следуют заказы на театральные декорации. Очень сложные и очень эстетские. Меж тем Дэвид осваивает волшебное искусство фотографии. Полароид в его руках приобретает магическую силу. Дэвид выпускает книгу и выставляется как фотограф. С помощью фотографии он исследует магию движения. Его неразгаданная способность вместить в статичные сюжеты море кинетической энергии. Показать вселенскую вибрацию. Рассказать, что даже статичные предметы имеют свойство к микроперемещениям, и все вместе эти перемещения и создают спираль галактик.

В 80-х годах Дэвид знаменит как фотограф. Но еще он знаменит как экспериментатор. Пробует технические новинки. Рассылает свое искусство по факсу. Имея незаурядный ум исследователя, Хокни пытается ухватить самую суть вещей и явлений. Думаю, в это же время он начал исследовать присутствие оптических приборов в арсенале старых мастеров. Ставил эксперименты на себе и, в конце концов, снял фильм. Вбейте фамилию Хокни в поисковую строку ютуба и найдете. Обязательно посмотрите.

С традиционной живописью Хокни не расставался никогда. Ни под солнцем Калифорнии. Ни в родном Йоркшире, куда он впоследствии вернулся. Его живопись чрезвычайно честна, но не угрюма. Она декоративна, но не приторна. Кажется простой, но это дорогая простота. Я люблю Хокни за его ироничность, с одной стороны, и бесконечный интерес к происходящему, с другой. Его живопись фигуративна, но не иллюстративна. Сюжеты в его картинах — как способ рассказать о вечном через сиюминутное. Но без назиданий, а легко, эстетски и с восхищением.


Читать предыдущие материалы >>