БЕСКОНЕЧНОЕ ОТРАЖЕНИЕ КЭРЕН БАРБУР

Любите ли вы водные краски так, как люблю их я? Да-да, я именно об акварели, гуаши и темпере. А любите ли вы мастеров и повелителей водных красок? Вы, небось, сразу подумали об Андрияке. Нет, он фокусник. А я говорю о волшебниках.

Позвольте познакомить вас. Ее зовут Karen Barbour. Согласитесь, волшебное имя. Как и про всякую волшебницу, достоверных сведений о ней найти мне не удалось. Только слухи. Говорят, что родилась она в 1956 году в Сан-Франциско. Говорят, что она закончила Институт искусств в Сан-Франциско. Когда ее спрашивают о выборе жизненного пути, она рассказывает, как однажды на ее выставку пришел пожилой человек, посмотрел на картины и снабдил адресами и контактами журналов и издателей. Велел разослать портфолио по всем адресам. Первым откликнулся Нью-Йорк Мэгэзин. Поручил Кэрен сделать серию работ о ночных клубах.

На вопрос о том, как она нашла свой стиль, Кэрен отвечает следующее: «Я просто достаточно долго оставалась одна в своей квартире. И все время рисовала. Рисовала очень много. Сначала я бралась за все заказы, которые ко мне приходили. Потом стала отказываться от части заказов. А потом поняла, что мне вовсе неинтересно рисовать на заказ. Я просто стала зарисовывать те события и тех людей, которые были вокруг меня».

Еще про Кэрен мне довелось услышать, что особенно любит она работать гуашью, чернилами и карандашами. Что свой творческий метод она называет «бесконечным повторением». Сюжеты кочуют из одной картины в другую, все время меняясь и преподнося сюрпризы самому автору.

Хрупкие миры художника полны сновиденческого очарования. Логика построения смысловых и цветовых акцентов в высшей степени интуитивна. Сочетание монохромной, практически графической палитры с открытым, ярким цветом. Очень много картин и иллюстраций построено на отражении — когда одна часть картины практически зеркально отражает другую часть. Но логика расположения этих частей не подразумевает отражения.

Фирменный, барбуровский метод повторений. Как в суфийских мантрах. Она рассказывает один сюжет бесконечное количество раз. Все время что-то в нем меняя. От этого в ее работах часто присутствует магия синематографа. Как будто мы смотрим раскадровку.

Отравленность литературой очень симпатична мне в работах Кэрен. Это именно не литературщина, за которую нам обещали небесные кары в художественных школах, а присутствие истории. Хочется узнать или хотя бы догадаться.

Виртуозное владение техникой и феноменальное чувство цвета придают работам Кэрен Барбур, даже если они были сделаны на заказ, как иллюстрация, абсолютно самостоятельное звучание. Даже ноты в этом случае она придумывает сама.

Она живет в нашем мире, но поет о нем на прекрасном, неведомом нам языке. Это тот редкий случай, когда тайна остается навсегда. Ее работы не поддаются дословному переводу. Но я счастлив просто слушать ее мелодии, не разбирая слов.






















































Читать предыдущие материалы >>